«Язык-жало в сторону своего Сечин»

Впeрвыe в истoрии сoврeмeннoй Рoссии прoйдeт Фeдeрaльный министр

Этo oзнaчaeт, чтo пeрвый в истoрии нoвoй Рoссии, aрeст нынeшнeгo министрa в кoнтeкстe измeнeния рeжимa Путинa? Пoслeдниe сoбытия, кoтoрыe oбсуждaются сoaвтoрoв дoклaдa Фoндa «либeрaльнaя миссия» «»» пoлитичeскoгo рaзвития Рoссии. 2014-2016 : институты и прaктики aвтoритaрнoй кoнсoлидaции», — Кирилл Рoгoв, и Aлeксaндр Кынeв, рукoвoдитeль Институтa энeргeтичeскoй пoлитики Влaдимир Милoв.

Этo пeрeдaчу Миxaил Сoкoлoв.

Миxaил Сoкoлoв: сeгoдня стaлo извeстнo, чтo oфис кoмпaнии «Рoснeфть», вoзглaвляeмaя Игoрeм Сeчиным, был aрeстoвaн министр экoнoмичeскoгo рaзвития Рoссии Aлeксeй Улюкaeв. Oн oбвиняeтся в вымoгaтeльствe двуx миллиoнoв дoллaрoв зa якoбы пoлoжитeльнoй для «Рoснeфти» нa заключение в процессе приватизации компании «Башнефть». Алексей Улюкаев не признал себя виновным, назвав Басманного суда, где решается вопрос о его домашнем аресте, все произошедшее провокацией. Постарайтесь понять, что значит быть первым в истории путинского режима, арест нынешнего министра, и все, что происходит в эволюции путинской системы.

Последние события будем обсуждать наши гости соавторов доклада Фонда «либеральная миссия», под названием «политическое развитие России. 2014-2016: институты и практики авторитарной консолидации», — Кирилл Рогов, и Александр Кынев, руководитель Института энергетической политики Владимир Милов. Что произойдет, если 25-летию создания реформистское правительство, очень символично сегодня, арест одного из участников команды Гайдара? Оказывается наши глаза, восстановление га и отцы после августовской революции в России.

Кирилл Рогов: это прямое толкование, как мне кажется, это говорит о том, что есть в данном контексте, определенная справедливость, хотя это довольно туго. Прошло много лет, Алексей Улюкаев играет важную роль в течение длительного времени.

Михаил Соколов: а он не либерал?

Кирилл Рогов: почему не либерал? Язык, конечно, принадлежит к либеральному мышлению в экономическом смысле членов команды нынешней власти, при нынешнем политическом истеблишменте. Но я думаю, что эта ситуация является не столько связана с его либерализмом, как это показывает тенденция некоторых режим развития, изменения методов управления. Она настолько коррумпирована, что лояльность всегда была самым важным элементом политического режима Путина, он думал, что будет участвовать в непонятной связи, которая всегда может привести к обвинениям в коррупции. В этом случае достаточно экстремальной, на мой взгляд, этот эпизод, потому что это действительно настолько абсурдным, надуманным сюжетом, который поврежден, трудно вспомнить.

Михаил Соколов: трудно представить, что Алексей Улюкаев, рядовой, служить, вымогать что-то с Игорем Сечиным, личный друг Президента Российской Федерации, я пошел к ним почти каждый раз.

Кирилл Рогов: совершенно нереально. Были взяты после довольно длительного обсуждения решение по «Башнефти», правительственное решение, так, язык даже не имеет технической возможности сделать это. Это долгий разговор, в котором спикер изменил свое мнение, так же как и все другие члены Кабинета Министров, которые изначально выступали против сделки, а затем, согласившись, в частности, в рамках принятия заявлений Президента. Это, конечно, не стандартный динамик, нет ничего, что он может повлиять на это.

Михаил Соколов: Александр, вы считаете, что это серьезный удар по правительству и, в частности, Дмитрий Медведев? Арест министра в первый раз, кстати, Путин в истории Россия активным, а не отставной министр, он был задержан, был доставлен на допрос, был доставлен в суд и так далее.

Александр Кынев: это не только Путин — это первый раз в современной истории России. Таких случаев не было, и, когда Борис Ельцин, я не могу вспомнить.

Я думаю, что эта ситуация с задержанием Алексея динамик, символично, что накануне вчера были регулярные скандалы, связанные с регионами первый вице-губернатор Аман Тулеев, в политических тяжеловесов на региональном уровне, и вместе с главой СК по Кемеровской области. То есть, все это кажется очень символичным кампании.

Я думаю, что вместе мы можем сказать, что то, что мы наблюдаем сейчас-это такие специальные условия, когда традиционные политические институты или полностью уничтожены или очень ослабел, мы видим в этом очень криво и косо разделения властей, но разделение властей-это не институциональный характер, как в странах нормально, когда парламент контролирует Президента, Президент имеет право вето и так далее, и у нас есть разделение властей, когда это неофициальное использование мощности, по бокам висит на крюках, всех видов, числа эти крючки прямо пропорциональна количеству страхов, связанных с общей нервозностью, экономических, политических причин.

Это причина, почему это происходит с губернаторами? Понятно, что на базе Центра в течение последних нескольких лет сделали их необъективности, он боролся с сайтами, где не может выжить некоторые новые политические лидеры, новые проекты, он был убит в систематизированном виде, смягчить муниципального правительства, чтобы препятствовать избранных мэров от оппозиции, он ослабил парламентов регионального

. У нас в регионе в последние годы, чтобы сократить количество депутатов, работающих на постоянной основе — это просто удар по политической независимости парламентов. У нас в 2014 году ситуация резко ухудшилась с регистрацией кандидатов, был введен самый высокий за всю историю новой России Регистрация барьеров на количество подписей. Так, оказалось, что партия ослаблена, местного самоуправления ослаблен, ослаблен региональные парламенты и Госдуму возвращает смешанную систему, чтобы обеспечить абсолютное большинство.

Но, кто является бенефициаром? Льготников снова губернаторов. Получается, что каждая из этих реформ попали в другую политическую оппозицию, но все были выиграны губернаторов, они расширили возможность контролировать, кто стоит за депутатами областного, они получили контроль над половиной Госдуму, получили контроль над возможными местного самоуправления.

Центр, что таким образом он нарушает весы? Понятно. Но если он был готов работать в нормальном сдержек и противовесов? Нет. Что предлагается взамен? В ответ мы увидели волну крупных и мелких уголовных дел против чиновников разных уровней. Если в нулевые годы, как правило, силовики сделали карьеру за счет уголовных дел в отношении муниципалитетов, региональных органов по умолчанию, когда трогать не рекомендуется, у нас были специальные неформальные соглашения.

До сегодня, мы имеем почти во всех регионах, он не пережил какой-либо бизнес-или министр, или заместитель губернатора, или некоторые из них, даже дикторы идти. Мы видим случаи, когда Гайзера, награды государства, дело белых. Если четыре года назад губернатором проблемы, дать ему мир и покой, чтобы пойти, чтобы дать вам хорошую должность. Теперь он демонстративно тяжело битья. Все это для чего? Понятно, что таким образом борется с тем предрассудком, будто он сам создал. То есть, он боится выпустить все это из-под контроля, постоянно попадает на руки и устраивает показательную порку с увеличением частоты, т. е. интервал между предыдущей и следующей находится постоянно в упадке.

Михаил Соколов: так, теперь надо пороть федеральные чиновники на уровне Министров.

Александр Кынев: в то же время идет борьба на сокращение Федерального ресурсного центра. В прошлом году он начался с железными дорогами в качестве примера институциональных ослабление, Федеральная таможенная служба, обмен между прокурором и силовиков, слив загрязнений, а информационная война. Понятно, что информационная война-это тоже элемент борьбы за баланс, когда выбросили эту дешевку, что вице-премьер-министр, Генеральный прокурор, для кого-то еще, и сейчас это полный провал — с арестом одного из Министров. Я думаю, что все, что происходит на региональном уровне и на федеральном уровне, вместе это просто картинка.

Михаил Соколов: Владимир, мнение Григорий Явлинский только что появился на ленте, что «арест верный высокого чиновника президента — мощный показательный акт устрашения, только бюрократии». Вам в связи с вашими комментариями, кроме того, чтобы придерживаться точки?

Владимир Милов: я не люблю потоке комментариев сегодня глобализация этой истории. Есть очень конкретный бой. Мы уже 12 лет в стране не было крупных приватизацию последняя крупная приватизация была проведена в 2004 году. Сейчас мы видим историю последних месяцев, что есть два совершенно разных подхода: один-это как-то все равно продавать крупные активы государства на открытом рынке и в частных руках, и второй подход под ковром все отдали Сечину.

Эта история является серьезным само по себе, оно, правду сказать, в глазах более примитивные и dungeonmastering нынешних власть имущих само по себе резюмирует основную часть сюжета, абстрагируясь от каких-либо глобальных разговоров, какой сигнал вы хотите отправить к обществу, чиновникам правительства и так далее. Они только действительно борется за активы, которые воюют только за деньги. Язык конкретной занозой в руке и Сечин на все предметы связаны с усилиями его programastat приватизировал само государство активов. На мой взгляд, это настолько на поверхности, что может быть в этом, чтобы построить своего рода глобальной надстройки, и что это означает для нашей страны и нашего будущего, но я бы честно начать с этой базой. Это и так ясно, что даже самих следователей, таким образом объяснить свои обвинения Улюкаева, что он мешал схемы приватизации Chechenskoi.

Михаил Соколов, но схема приватизации одобрил Владимир Путин, и сразу все прошло. За что так бедный оратор был наказан, на ваш взгляд?

Владимир Милов: я не буду способствовать здесь. Потому что, Владимир Владимирович, в последние месяцы, бросился через все эти вопросы были описаны его бросили, в том числе и мои источники подтверждают, что он действительно обращался к Алекперову с просьбой принять участие в приватизации «Роснефти», которая предполагает, что Путин, Сечин тоже не нравится дизайн, потому что они страшные, потому что вместо приватизации мы можем получить какие-то мутные перекладывание активов из одного кармана в другой стране. Так что Путин явно не нравится, он заколебался.

Все говорят, что он принял окончательное решение, в принципе, да, но для будущего сражения продаж продолжает идти. В этом смысле, я думаю, что Сечин был чрезвычайно важен для кола, на данный момент, что я босс, и кто будет мне мешать, будет арестован, так что в будущем, когда подобные сделки в активы государства, которые он хочет взять, никто не рыпался. Я думаю, что этот сигнал очень четко и это результат войны для приватизации и о том, что активы в конечном счете доказать Сечин, а не где-то еще.

Полный текст будет опубликован в 16 ноября.