«Хорошие отношения России и США — это ненормально»

Нaпримeр, Джeб Буш, считaвшийся фaвoритoм, oкaзaлся aутсaйдeрoм, a лидируeт в бoрьбe зa нoминaцию oт Рeспубликaнскoй пaртии эксцeнтричный миллиaрдeр Дoнaльд Трaмп. O тoм, кaкoвы шaнсы oснoвныx кaндидaтoв oт рeспубликaнцeв и дeмoкрaтoв, и o тoм, чтo пoбeдa кaждoгo из ниx oзнaчaлa бы для диaлoгa Мoсквы и Вaшингтoнa, «Лeнтa.ру» пoбeсeдoвaлa с рукoвoдитeлeм aгeнтствa «Внeшняя пoлитикa», прoгрaммным дирeктoрoм клуба «Валдай» Андреем Сушенцовым. И уж совсем мало кто верит в том, что Трамп сможет стать президентом. Почему так? Рейтинг ближайшего преследователя Трампа, Теда Круза, — 15 процентов. Но Трамп — это совершенно несистемный игрок. Крайне маловероятно, что его поддержит республиканский истеблишмент. Он сумел поссориться почти со всеми ключевыми фигурами партии. Фонд его кампании получает меньше всего пожертвований. Его постоянно сопровождают скандалы, но Трамп не «включает заднюю» и твердит, что во всем был прав. Это вызывает одобрение значительной части ядра республиканского электората, составляемого населением срединной Америки, а не жителям мегаполисов западного и восточного побережий. Он не зависит от мнения руководства партии, и он не зависит от партийной кассы, поскольку владеет многомиллиардным состоянием. Впрочем, пока он даже не начал тратить деньги на свою предвыборную кампанию, поскольку и так не сходит с передовиц главных газет Соединенных Штатов. Это правда. Он даже бахвалится, говоря: «Смотрите, как эффективно я веду кампанию — пожертвований мало, своих денег не трачу, но поддержку общественную имею! Если я стану президентом, то у нас в стране все будет так же хорошо организовано». Если партия решит, что его надо топить, динамика будет совершенно иной, тональность публикаций в прессе изменится, и Трамп моментально превратится в изгоя. Его стратегия сегодня — привлекать внимание безответственными обещаниями. Если у него появится шанс претворить их в жизнь, то Трамп окажется в сложном положении. Он не сможет ни закрыть для мусульман въезд в США, ни запретить миграцию из Мексики. Он даже не сможет сдержать обещания, касающиеся сокращения госфинансирования в области здравоохранения. И в сфере внешней политики Трамп тоже будет очень ограничен. Он же говорил, что надо не мешать России воевать в Сирии, называл сделку с Ираном катастрофой и так далее. Все это крайне безответственно. Он постоянно говорит о Китае…

Его тактика такова, что он делает акцент на главных стереотипах общественного сознания. Сейчас, помимо Китая, это «Исламское государство» (ИГ, группировка запрещена в России — прим. «Ленты.ру»). То же самое с Китаем. Да, Трамп действительно много говорит об этой стране. Но в его дискурсе Китай играет ту же роль, что и ИГ — это повод покритиковать Обаму. Дескать, Трамп сможет вести диалог с Пекином гораздо успешнее, чем нынешний президент, сумеет принудить китайцев выполнять условия США. А может ли так получиться, что Трамп наберет себе в команду толковых советников и аналитиков, и те смогут корректировать его внешнеполитический курс? Боюсь, что это исключено. У республиканцев есть набор советников по внешней политике, который переходит, так сказать, по наследству. Как только политик получает номинацию, вокруг него собираются консультанты, знакомые нам уже по команде как Джорджа Буша-младшего, так и Буша-старшего. Но представить себе Трампа, прислушивающегося к чьим-то советам и играющего по правилам, я не могу. Раз уж Трамп такой неуправляемый, то насколько вероятно, что, если его не номинируют от партии, он пойдет на выборы как самовыдвиженец? Сто процентов. Скорее всего, именно так и будет. Хорошо. Если не Трамп, то кто мог бы представлять республиканцев на выборах? По кумулятивному рейтингу Тед Круз сейчас идет вторым номером среди республиканцев. Его политическая негибкость — довольно тревожный знак. При этом на фоне остальных республиканских кандидатов Круз выглядит очень мотивированным и дисциплинированным. Многие эксперты — что в России, что в США — считают самым перспективным политиком-республиканцем Марко Рубио. Я согласен с тем, что это очень перспективный политик. Если не на этих выборах, то на следующих он проявит себя как одна из главных движущих сил Республиканской партии. Про Рубио говорят, что он очень спешит, — будучи одним из самых молодых сенаторов, он уже сделал неплохую заявку на пост главы государства. В своих последних выступлениях он очень напоминает Обаму времен кампании 2008 года. А еще он в большей степени, чем остальные республиканские кандидаты, производит впечатление человека, понимающего, что такое Америка. Адресат его месседжа — простой американец. При этом Рубио — олицетворение американской мечты: сын эмигрантов, всего добился сам, молодой, хорошо выглядит, и отец четверых детей. Немаловажно и то, что он — потомок выходцев с Кубы. Джеб Буш и Марко Рубио

Иначе говоря, он не вызывает отторжения у испаноязычных избирателей, хотя традиционно они, как и прочие меньшинства, составляют электорат демократов. Поэтому, несмотря на его молодость и неопытность, республиканский истеблишмент готов делать ставку на Рубио. Для партии как организма важна победа на выборах, а не текущие рейтинги. Сейчас «слоны» добились исторического максимума: большинство губернаторов — республиканцы, большинство мэров — республиканцы, большинство мест в обеих палатах Конгресса занимают республиканцы. Получить еще и своего президента — это их заветная цель, ради чего партия готова потопить Трампа. Такая проблема существует. По всем опросам, если в финале сходятся Трамп и Клинтон, Хиллари с легкостью выигрывает. Большинство избирателей готовы поддержать кого угодно, лишь бы Трамп не стал президентом. Думаю, он может заключить сделку с руководством партии, публично выразив поддержку другому республиканскому кандидату. Джеб — умный парень, политическую карьеру прочили ему, а не его брату Джорджу, у Джеба есть успешный управленческий опыт (он был губернатором Флориды), и он женат на мексиканке, что делает его потенциально привлекательным для испаноговорящих избирателей. У него еще и серьезный избирательный фонд, куда сделали пожертвования главные лица республиканского истеблишмента, а также отличная команда советников. В беседах с представителями республиканской верхушки это разочарование очень чувствуется. В острых дискуссиях он не может поймать волну, выглядит бледно, неубедительно и в итоге проигрывает даже менее опытным политикам, вроде того же Рубио. Рядовой американец, видя это, понимает, что человек, не способный постоять за себя, не сможет защитить и его интересы. Никакими деньгами эту проблему не решить. Закончили со «слонами», переходим к «ослам». Каковы шансы на победу у Хиллари Клинтон? Хиллари очень расчетливо играет в долгую. Ее кампания фокусируется не на конкурентах по Демократической партии, а на республиканских кандидатах. Но у Клинтон есть ряд серьезных проблем, решить которые ей никак не удается. Например, у нее нет контакта с рядовым американцем. Она — представитель элиты, она — кандидат истеблишмента, и при этом она — человек, с кем ассоциируются все неприятности, идущие из Вашингтона. Она давно в политике, и многие ошибки и неудачи, последствия которых американцы ощущают на себе, связываются с ее именем. Поэтому ее штаб делает ставку на то, что выделяет Клинтон и выглядит ее преимуществом, то есть акцентирует внимание на том, что она —женщина. Хиллари Клинтон

Вы сказали, что в рамках своей кампании Клинтон полемизирует не столько с другими демократами, сколько с республиканцами. Она позиционирует себя как антипода Трампа. Если тот считает, что мусульманам надо закрыть въезд в США, то Клинтон тут же заявляет, что в Штатах живут три миллиона последователей ислама, вводить запрет на въезд представителей этой религии нельзя и вообще Америка — это страна равных возможностей. Не исключено, что электорат устанет от этого. Худший вариант — как раз борьба за президентское кресло между Бушем и Клинтон. Если бы американцам пришлось выбирать между ними, то выборы бы стали наименее посещаемыми за всю историю США, поскольку разочарование от того, что система не может породить новых политиков, было бы очень сильным. Может быть, тогда демократам стоит номинировать Берни Сандерса? От него точно еще устать не успели. Его платформа тоже достаточно предсказуема — он критикует американский политический мейнстрим. Это такое переиздание тезисов Обамы, но под другим соусом. Сандерс не стесняется называть себя социалистом и выступает за увеличение госрасходов, за расширение обамовской реформы здравоохранения и говорит, что главная проблема США сегодня — это неравенство. Все это действительно обеспечило ему, к удивлению аналитиков, неплохой рейтинг — около 30 процентов (для сравнения, у Клинтон — около 50). Для Сандерса важнее привлечь внимание к проблемам, которые он считает важнейшими. Американцам нравится, что Сандерс режет правду-матку, но на прямой вопрос «хотите ли вы видеть его главой государства» они отвечают отрицательно. Последний вопрос: избрание кого-то из тех политиков, кого мы обсудили, сулит что-то хорошее для американо-российских отношений? Поэтому я бы сформулировал вопрос иначе: победа кого из них — наименее плохая новость для Москвы. Исходя из этой логики, худшими вариантами выглядят трое кандидатов — Трамп, Круз и Клинтон. Трамп — потому что он не готов играть по правилам и искать компромиссы. Скорее всего, он сначала попробует наладить отношения с Москвой, но когда поймет, что проблемы очень значительные, разочаруется и заявит, что русские плохие и дел с ними он иметь не хочет. Круз настолько негибкий, что с ним просто не о чем будет разговаривать. То есть он сразу выступит с позиций, которые для нас неприемлемы. Что касается Клинтон, то она человек очень стойких убеждений в том, что касается личных отношений между людьми. Если она кого-то считает своим личным врагом, то уже не способна преодолеть это чувство ради соображений прагматизма. А мы знаем, что она допускала резкие и даже оскорбительные высказывания в адрес российского руководства. Правда, надо учитывать, что хорошие отношения России и США — это ненормально. Для этого просто нет объективных оснований. Товарооборот между странами минимальный, нет крупных инвестиционных проектов, нет лоббистских групп, которые пострадают, если отношения деградируют. Если в США появится президент, готовый к диалогу на этих условиях, то мы сможем выйти из нынешнего состояния. Да, это, пожалуй, наименее плохой для нас вариант.